У вас болезнь, которая, к сожалению, теперь в моде и которую ежедневно встречаешь у интеллигентных людей. Врачи, конечно, ничего об этом не знают. Она сродни moral insanity, ее можно назвать также индивидуализмом или воображаемым одиночеством. Современные книги полны этим.
В вас вселилась фантазия, будто вы одиноки, ни один человек вами не интересуется, ни один человек вас не понимает. Тому, в ком уже сидит эта болезнь, достаточно нескольких разочарований, чтобы он поверил, будто между ним и другими людьми не существует вообще никаких отношений, разве что недоразумения, и что каждый человек, в сущности, шагает по жизни в абсолютном одиночестве, что ему никогда не стать по-настоящему понятным для других, нечего с ними делить и невозможно иметь что-либо общее. Бывает даже, что такие больные становятся высокомерными и считают всех прочих, здоровых людей, которые способны еще понимать или любить друг друга, за стадных животных. Если бы эта болезнь стала всеобщей, человечество неминуемо вымерло.
Герман Гессе

Пусть Не Утонет

Идея с созданием своего блога не дает покоя уже кучу времени.
Ничерта не кучу, я вру. Два дня.

Я слишком ленивый человек, чтобы писать от руки. Или мне просто нужно написать слишком многое.
Собственно, твиттерского лимита в 140 оказалось недостаточно.

Я хочу писать сюда. Я люблю это. Я очень надеюсь, что этот блог не утонет в повседневной рутине. Не артрофируется из-за недостатка времени.

Я могу писать сколько угодно и про что угодно.
Просто нужно начать.

Я хочу открыть эту страницу через энное количество лет. Перечитать. Вспомнить.

Я не хочу, чтобы об этой странице знали близкие мне люди.
Я очень люблю их.
Но мне нужно личное пространство.

Возможно, однажды я дам им ссылку.

А пока я буду писать. Много. И, надеюсь, часто.
Вперед.

sub specie aeternitatis